Главная


Со многими неизвестными

2012-03-22 23:34:00

Фестиваль, который проводится по инициативе Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», представляет шесть частных собраний. «Пятница» побеседовала с коллекционерами, чтобы узнать о наиболее интересных предметах этих собраний из первых уст.

Механические музыкальные инструменты

Давид Якобашвили, вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей:


Мы отобрали для этой выставки несколько десятков экспонатов. В основном это музыкальные шкатулки, граммофоны, симфонионы, немецкая шарманка XIX — начала XX века. На этих самоиграющих инструментах с записями на цилиндрах, роллах, перфорированных лентах, патефонных дисках можно послушать музыку, которая была записана сто-двести лет назад. Например, в симфонион устанавливается железный диск, на котором записана программа. При помощи специального механизма она передается на язычковый инструмент, он ее воспроизводит, и мы слышим музыку. На выставке будет симфонион-чейнджер, куда вставляется сразу десять дисков, и через стекло на передней панели видно, как механизм поднимает диск, а после воспроизведения меняет его на следующий. Подобные предметы изготавливались в Америке, Франции, Швейцарии. Наш симфонион датируется примерно 1900 годом. Будут на выставке и оригинальные музыкальные шкатулки, например, одна из них выполнена в виде колыбели. На выставке все это можно не только увидеть, но и услышать.

Портрет XVIII века. Европейцы в России, русские в Европе

Сергей Подстаницкий, историк искусства, коллекционер:

В нашей экспозиции никогда раньше не выставлявшиеся в России портреты Рейнолдса, Лоуренса, Рослина, Вертмюллера будут показаны в одном ряду с работами ведущих русских художников того же периода — Левицкого, Рокотова, Боровиковского. Очень красивую работу Боровиковского мы с женой купили в Европе как «Портрет неизвестного». Но по форме кавалера Мальтийского ордена, в которой изображен мальчик, по инвентарным номерам, которые есть на обороте холста, удалось выяснить, что эта работа принадлежала князю Куракину и хранилась в его имении Надеждино. И что на портрете один из многочисленных незаконнорожденных сыновей князя — он выхлопотал им баронский титул и дал фамилию Сердобины по названию речки Сердобы, на берегу которой стояло имение. Более того, удалось найти другие портреты этой серии. Боровиковский написал всех детей Куракина (а их было чуть ли не два десятка), но до недавнего времени след их терялся. Некоторые из них хранились в музеях как портреты неизвестных.

Жизнь под девизом: «Честь дороже выгоды. Русские промышленники Шустов и Смирнов»

Александр Никишин, президент Союза коллекционеров России, писатель, историк:

На выставке я показываю часть экспозиции Музея русской водки. Один из моих героев — Владимир Петрович Смирнов, сын «короля русской водки», который после революции оказался в эмиграции и практически на пустом месте возродил дело отца, создав водку Smirnoff. Вторая тема — история империи Шустовых, которые в начале XX века были монополистами в производстве коньяка на территории Российской империи. Уникальный экспонат, который на аукционах оценивается в десятки тысяч фунтов, — чудом сохранившаяся закупоренная бутылка шустовской рябиновой настойки на коньяке столетней давности. Она попала ко мне в результате забавной истории. Ящик с коньяком Шустова нашли бомжи на чердаке. Закончив дегустацию, они начали шуметь и драться, жители дома вызвали милицию, и одну бутылку удалось спасти. Кроме того, на выставке будут предметы, не имеющие прямого отношения к семьям промышленников, но воссоздающие атмосферу конца XIX века, как, например, водочный штоф, расписанный Елизаветой Бем с надписью «Пей, пей — увидишь чертей!».

Автопортрет Бенвенуто Челлини

Олег Насобин, президент косметической компании Green Mama:

Мы с женой начали собирать коллекцию в середине 1980-х, и сейчас в ней около 200 работ. Наше главное пристрастие — старые мастера. С портретом, который мы показываем на выставке, связана история, достойная пера Дэна Брауна. В 2003 году во Франции мы с женой купили его как «Портрет неизвестного», написанный неизвестным художником и с неопределенной датировкой. Купили из-за колоссальной энергии, которая от него исходила. Уже дома, сняв раму, увидели на одной из планок надпись карандашом «Бенвенуто Челлини». С этого начались наши исследования. Из описей XVI века известно, что на момент смерти Челлини в 1571 году в вестибюле его дома висел его портрет, но что с ним случилось дальше, никто не знал, и в XIX веке художники изображали его по словесным описаниям. В XX веке британский искусствовед сэр Джон Поуп-Хеннесси выдвинул гипотезу, что рисунок Челлини, хранящийся в библиотеке Турина, на котором изображен бородатый мужчина, на самом деле его автопортрет. Мы провели ряд экспертиз, в том числе антропологических, которые подтвердили, что на рисунке из Турина, на нашем живописном портрете и на многих работах Челлини (рельефах, скульптурах) изображено одно и то же лицо — он сам. Технологическая экспертиза нашего портрета подтвердила, что он выполнен в XVI веке. На выставке мы покажем не только сам портрет, но и тот дополнительный материал, который собрали за время наших исследований.

Предчувствие модерна

Таир Таиров, профессор международного права:

Яркие одежды Средней Азии привлекали меня еще в детстве, которое прошло в Ташкенте. И только гораздо позже я узнал, что шелковые платья и халаты XIX века из Бухары, Самарканда, городов Ферганской долины являются предметом коллекционирования и хранятся в собраниях крупнейших музеев — Виктории и Альберта в Лондоне, Эшмоловского музея искусства и археологии в Оксфорде, Метрополитен в Нью-Йорке. Когда я только начинал их собирать, покупал на базарах и у знакомых, кое-что попало ко мне из Афганистана. Сейчас их так легко уже не купишь, изредка они попадаются на лондонских аукционах. Теперь это не столько предметы одежды, сколько произведения искусства, потрясающие образцы абстракции. Для выставки я отобрал платья, халаты, ткани, рисунок которых предвосхищает модернизм в живописи. Большинство из них происходят из Ферганской долины. Реже попадаются образцы из Бухары, Самарканда.

Радость открытия

Александр Ренжин, руководитель иконописно-реставрационной мастерской «Канонъ»:

Мои задачи как реставратора, собирателя икон и эксперта: во-первых, сохранить русское иконографическое наследие, а во-вторых, сделать его легкодоступным и для зрителей, и для молодых иконописцев. В экспозицию войдут древние памятники XV-XVI веков, работы мастеров Оружейной палаты, иконы периода русского барокко XVII-XVIII веков, каждая из которых отражает стилистические и иконографические особенности своей школы и эпохи. Я намеренно показываю одну из икон, реставрация которой не завершена. Это четырехчастная Богородичная икона, треть которой еще находится под поздними наслоениями и почерневшей олифой, а на остальной части видна яркая оригинальная живопись.

vedomosti.ru


Подписаться на новости
Распечатать новость для босса

Публиковать у себя: