Главная


Как коронавирус может "вылечить" армянский коньяк: пояснил эксперт

2020-05-14 12:11:00

Из-за пандемии коронавируса все больше людей в мире сталкиваются с проблемой безработицы и сокращения заработка.

А значит, для продажи армянского коньяка сейчас не самое лучшее время. Но, возможно, и не стоит продавать его в том количестве, что раньше? Об этом уже не в первый раз говорит президент Национального центра вина Армении Аваг Арутюнян. Риски, которые сейчас связаны с армянским коньяком, показывают, насколько он сейчас уязвим и к вирусу, и к намеренным вмешательствам.

 

Когда запахло деньгами

В Советском Союзе коньяк начали подделывать после Сталина. К местному спирту подливали привозной, из других республик (и не только виноградный, но и из сахарной свеклы). То есть, появились легкие деньги, концы которых можно было легко спрятать - идеальная среда для "коньячной мафии".

Такие же легкие деньги добывались и на портвейнах, в который тоже добавлялся спирт. Благодаря этому начали срастаться армянский и азербайджанский "мафиозные" круги, поскольку и здесь, и там развивалась похожая по характеру индустрия портвейна.

Но культура производства коньяка оставалась на высоком уровне, и 10-15% коньяка по-прежнему выпускались высочайшего качества. Может быть, в 90-е и эта статистика сошла бы на нет, если бы не французская компания Pernod Ricard, которая приобрела Ереванский коньячный завод. Но часть остальных заводов работала, как при прежней коньячной мафии.

В конце 90-х платежеспособный спрос в России начал восстанавливаться. Снова вырос интерес к армянскому коньяку – но, как и раньше, только к названию, но не к качеству. Снова замаячили легкие деньги, и некоторые производители, пользуясь своими связями, снова стали эксплуатировать название "армянский коньяк".

Эти люди быстро нашли легкий способ нажиться, а урожай, собранный 30-40 тысячами крестьянских семей, оказался никому не нужен. Новая коньячная индустрия поняла, что вместо винограда можно закупать дешевый привозной спирт. Пшеничный спирт стоит в три раза дешевле виноградного, поэтому именно его и ввозили из-за рубежа (из России, Украины, Казахстана), либо привозили пшеницу и гнали спирт на месте. В результате фермерский виноград оказался никому не нужен, и сельчане стали массово вырубать свои виноградники. В итоге площади виноградников в Армении с 28 тысяч гектаров сократились до 9-12 тысяч.

Каждому - европейский алкоголь

В начале 2000-х в Армению начал поступать винный спирт из Евросоюза. Вино там перегоняли в спирт, чтобы избавиться от его постоянного избытка. По данным Eurostat, с начала 1980-х по начало 2010-х на перегонку уходило от 2 до 4 миллионов тонн вина, или до 22% местного производства.

Этот спирт перегоняли на этанол и продавали за копейки - 60-70 евроцентов. В Армении, даже в случае закупа у сельчан винограда по самой мизерной цене (при которой ничего не заработаешь, а только кое-как покроешь расходы), придется потратить, минимум, два с половиной евро (учитывая расчет в 12 килограммов винограда на литр коньяка и расходы на дистилляцию). Увидев это, большинство местных производителей начали охотно покупать европейский спирт.

Таким образом, многие из нас, сами того не подозревая, пили европейский алкоголь – правда, совсем не "Реми Мартен" или "Хеннесси", а спирт, перегоняемый из излишков вина. Такой коньяк продают не только в Армении, но и вывозят в Россию.

Не сделаешь ты – сделает кто-то другой

Естественно, российские регуляторы и дистрибьюторы обо всем этом знали. И если бы армянский бизнес не участвовал в этой схеме, ее проводили бы (и проводили на самом деле) с Молдовой, Грузией или Азербайджаном.

С 2006 года Грузия ушла с рынка. На российском рынке осталась Армения. Вернее, те две-три "избранные" семьи, о которых мы говорили. В Армению продолжали "закачивать" спирт и "выкачивать" его в виде готового коньяка. Частично это отражено и в недавнем исследовании Госкомиссии по защите экономической конкуренции, и в официальной статистике, о которой мы уже писали.

То есть, коньяка выпускалось намного больше, чем выпускалось винограда. Чтобы как-то скрыть этот факт, в статистике пририсовывали небывалые высокие урожаи, о чем мы тоже писали.

Осенью 2016 года на должность премьер-министра пришел Карен Карапетян, не связанный с винно-коньячным бизнесом (так как долгие годы работал в газовой отрасли). Он сделал все возможное, чтобы навести порядок с виноградом (чтобы сделать прозрачнее и статистику коньяка). Крупный бизнес всячески этому сопротивлялся.

"Они говорили: "Мы бы с радостью, но маленькие заводы будут работать нечестно". Хотя у этих крупных бизнесменов были такие связи с властью, у владельцев этих заводов было столько рычагов, что они могли за час "прижать" все небольшие заводы", - подчеркнул Арутюнян.

После революции, объемы привозного спирта значительно сократились, но в 2019 году он снова начал появляться на рынке в большом количестве. Здесь-то и появился коронавирус, с которого мы начали разговор.

 

И чем же поможет вирус?

В чем именно это поможет, если экспорт сократится, а продажи и налоги уменьшатся? Ведь наряду с коронавирусом в Армении сильно распространено серьезное заболевание виноградников – филлоксера. В Араратской долине заражение быстрыми темпами растет, и скоро большая часть виноградников здесь может оказаться под угрозой.

На это у Авага Арутюняна свое мнение. Пусть даже какие-то виноградники и погибнут. На их месте появится новая культура виноградарства и виноделия, считает он.

"Нужно ли направлять столько ресурсов и земли на такую рискованную индустрию, где ты "повязан" на нечестной игре, где тебя в любую минуту могут поймать за руку, а десятки тысяч твоих крестьян не могут справиться с бедностью? Мы годами не могли или не хотели перестроить эту систему. Теперь коронавирус и филлоксера как будто говорят нам: "Отойдите в сторонку, мы сами за вас все сделаем", - добавил Арутюнян.

Теперь, наряду с добросовестными коньячными заводами должны появиться и небольшие производители коньяка или вина. Они не будут подделывать свой продукт. За это их никто не станет прикрывать, а если они потеряют свое место на рынке, то туда уже не вернутся.

Поэтому производители будут работать на качество, и им уже будет нужен не дешевый спирт, а качественный виноград. И вместо уничтоженных филлоксерой виноградников появятся новые, правильно посаженные и обрабатываемые, подчеркнул Арутюнян.

"Тогда будет производиться продукт, имеющий реальную ценность - не цену, а именно ценность. Такой продукт будет намного меньше зависеть и от вируса, и от политической конъюнктуры", - подытожил Арутюнян.

Отметим, Армения экспортирует в год 24 миллиона литров коньяка, из которых больше половины составляет не коньяк, а коньячный спирт, причем, не всегда армянского производства (об этом отмечается в упомянутом нами исследовании Госкомиссии).

 

 

Источник:ru.armeniasputnik.am



Подписаться на новости
Распечатать новость для босса

Публиковать у себя:




Военная Территория